Димитрис Константакопулос

Миграционный кризис послужил причиной раздоров и конфликтов как между европейскими правительствами, так и внутри самого общества. С одной стороны, многие на практике доказывают, что готовы помочь угнетенным, которые подвергаются опасности и порой лишаются жизни, пытаясь найти убежище в Европе. С другой — многих беспокоят последствия столь масштабного наплыва беженцев в европейские страны. Иногда их «гнев» принимает неподобающие формы, как, например, когда немецкие граждане праздновали пожар в одном из центров для беженцев. Или даже влияет на политику целого государства, как в Дании, узаконившей конфискацию ценностей беженцев!

В действительности и те и другие по-своему правы (мы, конечно, не говорим о тех, кто совершает преступления в отношении беженцев и мигрантов). Беженцы и мигранты имеют право на нашу помощь, если мы хотим сохранить человеческий облик. Особенно потому, что мы, европейцы, поддержали военное вмешательство (или по крайней мере не воспротивились в нужной мере) в страны, откуда теперь они вынуждены бежать, а также не повлияли на экономику и политику, превратившие людей в беженцев. Но можно ли считать верным решением как для них, так и для нас, если половина Африки и Ближнего Востока переместится в Европу, чтобы избежать последствий катастроф, которые мы допустили в их государствах? Не станет ли подобное переселение, в особенности образованных и активных граждан, окончательным разрушением этих государств? Каково верное решение этой проблемы, угрожающей единству (все более призрачному), принципам, если не самому существованию Евросоюза?

С другой стороны, очевидно, что как миграционный кризис, так и террористическая угроза, а также общее замешательство по поводу причин и возможных решений используются для радикального влияния на европейскую политику тоталитарных сил. Речь идет о неоконсерваторах и их союзниках, которые первыми несут ответственность за эту ситуацию, и особенно за военное вторжение, планировавшееся на Ближнем Востоке, которое они были в состоянии осуществить благодаря своему влиянию на американское, французское, английское и другие правительства и государства. Кто бы мог подумать всего несколько месяцев назад, что такая страна, как Франция, на протяжении многих столетий — родина и символ европейской свободы, внесёт поправки в Конституцию, упрощающие процедуру введения военного положения?

Чтобы справиться с этой ситуацией, не разрушая основы и сохранив согласованность, единство, независимость и демократию в Европе, необходимо немедленно сделать две вещи. Во-первых, позаботиться о тех, кто уже пересек европейские границы, но так, чтобы сохранить равенство и справедливость между членами ЕС. Во-вторых, оказать необходимое давление на Турцию, чтобы остановить въезд еще большего числа беженцев в Европу через Грецию, и помочь им там, где они находятся в данный момент, пока не возникнут условия для безопасного возвращения на родину.

В настоящий момент подобная политика абсолютно необходима, однако и ее недостаточно. Европе нужно срочно и радикально сменить направление политики на Ближнем Востоке, чтобы остановить дестабилизацию любой независимой власти в регионе, содействовать немедленному прекращению войны в Сирии, помочь восстановить территориальную целостность, совместно обеспечить финансовую помощь для восстановления страны, которую мы разрушили — или помогли разрушить. В долгосрочной перспективе следует осуществить максимальное давление для решения израильско-палестинского конфликта.

Многие скажут: все это прекрасно, но нереалистично, утопично. Но мы можем этого избежать. Для этого нужно понимать, что именно является «реалистичной» альтернативой. А альтернатива подобной политике — ввергнуть Европу в ближневосточный хаос, позволяя при этом тем самым силам, которые создали его, продолжать свою разрушительную деятельность (а на самом деле — установить собственный режим) на нашем континенте.

*Статьи публикуются без изменений и отражают точку зрения автора. При этом она может не совпадать с мнением редакции сайта